Сингл Сливочный пирожок | Crampie | Cream pie. Гуро манга главное блюдо


Litchi☆Hikari Club / Манга

Litchi☆Hikari Club - переоцененная манга, удачно прогнувшаяся под андеграундную ЦА и благодаря умелому таргетированному фансервису, заполучившая яойный фендом.

На WA, в аннотации к аниме-адаптации сабжа Litchi DE Hikari Club, есть меткие строки:

Понятие «пародия» такое широкое... Можно пародировать жанр. Стиль. Манеру изложения. Отдельное произведение; отдельного автора или группу авторов. Идею. Художественные приемы и техники.

А еще можно пародировать произведение-исходник ...

© Анастасия Розанова

Так вот, речь в них об адаптации, но и сам исходник фактически представляет собой не что иное, как дань уважения мангаки Usamaru Furuya, начинавшего карьеру в журнале Garo, коллеге по цеху и по-совместительству, гуру жанра эрогуро - Suehiro Maruo.О чем, кроме узнаваемой стилистики (реплики на фоне имперского восхода, форменные кителя времен раннего Сёва спойлер

хотя, судя сценам повседневности из приквела, действие происходит в современной Японии

, оккультная символика, визуальные отсылки к западному театру и кинематографу образца начала 20-го века), свидетельствуют небольшие отсылочки:500x709500x709523x700Ритуал с последних двух изображений именуется окулолинктусом — фетишем, заключающимся в облизывании партнерами глазных яблок друг друга — излюбленной парафилией Маруо.

К удивлению, более слабый по наполнению приквел Bokura no☆Hikari Club имеет рейтинг выше оригинала. Возможно, из-за раскрытых по-лучше характеров персонажей и сформированных психологических портретов, что странно для трэшевой манги, рисовавшейся ради, гуро и содомии в стильных декорациях.

Но финал истории не менее фееричен, чем оные у предтече, этого не отнять. Вульгарно-аморальное пиршество для глаз, будто с подмостков французского Гран-Гиньоль, в исполнении жестяного Франкенштейна и его фарфорового друга, накалом страстей повторяющее французский же Notre-Dame de Paris.

shikimori.org

Читать мангу на русском Сливочный пирожок (Crampie: Cream pie). Мэнтайко Всегда свежая манга для взрослых. Читай онлайн

Б****, ...Я рил не представляю что такое эро-гуро, и кто его читает ~ *сохрани Господь с такими людьми лично даже и не знаться*~   Просто тут кто-то пишет что эта манга не дотягивает.( Вообще не понимаю этот жуткий контингент)Так, теперь спойлеры:Короче, разворачивается перед нами дичайшее, психикоизничтожающее изнасявканье пацана-подросточка.Прорабатывают его в маринованную тряпочку,  прямо скажу, попробуйте себе представить. Удивительно, но дело обходится вообще без крови, как будто стёрку карандашиком порвали. После всего дела, остается он наедине со своей телочкой, психику которой надо бы отдать на разбирательство науке, я все так ждала, когда она завизжит в диком ужасе, и когда с ее лицом обнялся фентезийный член, на который только что, как тесто на сосиску , насаживался  ее парень, из которого  еще чужая молофья вытекала " бушующим фантаном" (с), думаю, ну вот тот самый момент. Нет, куда там. Так вот, после всего дела, вместо.. какой-нибудь нормальной реакции, там.. обтереть парнишу дрожащими ручками, захлебываться соплями.. она извиняется, спрашивает, в порядке ли он? Такое чувство, что она просто и не понимает что произошло, что.. нуу, может быть, наверное... Пацану вообще, по ходу, таки сорвали психику, иначе я не знаю чем для себя объяснить опупительную жестокость последнего его поступка. Да, остается только удивляться, откуда у него взялось столько энергии, к тому моменту, и ничего ли не .. болело?.. Это.. чей-то кошмарный сон. Мамочка во мне говорила себе поскорее бросить каку! "Будь моя власть на то, выпорола бы тебя ремнем!", но я такая.. Короче, пусть манга ждет своего любителя! А я .. пойду запивать эту мангу чем-нибудь спиртным. 

mintmanga.com

Читать мангу на русском Вечеринка Изысканных блюд (Go Con - Gokujou Rakuen Tours: Tour of the Finest Cuisine). Нисимура Сюко Всегда свежая манга для взрослых. Читай онлайн

манга Вечеринка Изысканных блюд (Go Con - Gokujou Rakuen Tours: Tour of the Finest Cuisine) 14/10/13манга Вечеринка Изысканных блюд (Go Con - Gokujou Rakuen Tours: Tour of the Finest Cuisine) 14/10/13

合魂 ~極上楽宴ツアーズ~ / Go♥Con - Tour of the Finest Cuisine

Описание

Кунимото не очень-то везет в последнее время: вместо престижной работы ему досталась лишь должность официанта, а потом его угораздило безнадежно влюбиться в Хару, человека, с которым он переписывался несколько месяцев, но ни разу не видел.

Неожиданно Кунимото получает анонимное приглашение на таинственную "Вечеринку изысканных блюд". Об этих вечеринках ему удаётся узнать немного: гостям предлагаются самые восхитительные развлечения, туда мечтают попасть абсолютно все, а посещение одной из них может полностью изменить жизнь.

Но почему приглашение приходит обыкновенному официанту?

Описание взято с callofthewind.net

Внимание! Эта манга может содержать ненормативную лексику, сексуальные сцены откровенного характера, а также художественное изображение жестокости и насилия и ux cлoвecныe oпucaнuя.

Другие произведения автора

Похожее

mintmanga.com

Гуро — Lurkmore

Анонимус!Возможно, ты опечатался, желая написать: Гуру.
«

two lovers, making sweet love. sure one may be a tentacle monsterm and the other is a screaming, bleeding, 14 year old girl. but love prevails and finds a way.

»
— забугорный Башик
«

ко мне пришли четыре мухи три держат а одна берёт и отрывает мои ножки я просыпаюсь и кричу

»
— Почувствуй себя в ЕЁ шкуре
Бывшая эмблема одной из досок имиджборды Гурочана — оплота бесстыдства и развращений, ня!

Гуро или ЭроГуро (moon. エログロ Эро гуро — Guro, Ero guro, Ero-guro, ошиб. Gore — от англ. Grotesque Erotica) — разновидность хентая, состоящая из эротических или порнографических сцен, вызывающих отвращение у большинства людей. Включает в себя расчленение, потрошение, распятие тел, человекоподобных монстров, людоедство, некрофилию, копрофилию и прочие милые вещи.

Наиболее известные авторы гуро-манги: Суэхиро Маруо, Синтаро Каго, Дзюн Хаями, Тосио Маэда, Хэнмару Матино, Хорихоне Саидзо и Ваита Удзига.

В наши дни западное эро-гуро существует в качестве одного из андеграундных направлений современного сюрреализма. Это вам не картинки с луны.

[править] Направления гуро

  • Amputation — жертве отрезают конечности, в качестве крайних проявлений изображаются сцены, когда жертве отрезают и голову, заменяя неким фантастическим агрегатом, превращая её в идеальную беспомощную секс-куклу. Часто, чтобы усилить эффект сцены, авторы делают несколько иллюстраций, изображая жертву до и после. Иногда изображается поэтапное удаление конечностей с кульминацией в виде отрезания головы и сексом с отрезанной шеей ещё тёплого трупа.
  • Asphyxiation — изображение агонии и смерти от недостатка кислорода. Как через удушение в пакете, так и различными верёвками и жгутами. Есть и фантастические варианты, например разбитый шлем в космосе или ещё более экзотические: щупальца, залезшие в рот и нос, удушающие жертву или некий студень, залепляющий лицо. Особенностью является обычно отсутствие ран или крови на жертвах.
  • Grill — насаживание женщины на вертел таким образом, что кол входит через влагалище, а выходит изо рта.
  • Body trans(formation) — насильственное превращение людей в животных или насильственная хирургическая смена облика, например, смена пола. По понятным причинам трансформация котируется у фурфагов всех мастей.
  • Brain Fuck — изображение полового акта, когда член вводят между полушарий мозга, предварительно вскрыв череп.
  • Cannibalism — поедание частей тела жертвы, вариацией является Autocannibalism — от жертвы отрезают части тела и скармливаются ей же. Ещё один близкий мотив — поедание мозга жертвы заживо, прямо из вскрытого черепа.
  • Cooking — ответвление каннибализма, изображение процесса приготовления блюд из девочек. С подробным изображением от сцены убийства до готового блюда. Особенностью данного типа является запечение в печи жертвы заживо. Один из известных гуру данного вида гуро — Долчетт — делает упор в своих рисунках на предварительном натягивании девочек на вертел.
  • Death/corpse — изображение трупов, жертв изнасилования, сцен вскрытия и суицида. Наиболее классический вариант Eroguro.
  • Drowning — изображения сцен утопления. Одним из самых знаменитых авторов, работающих практически исключительно в этом жанре, является художник Wadatsumi, который с упоением рисует сцены агонии последних минут захлёбывающихся жертв. И даже собственноручно нарисовал короткометражный анимационный фильм, над которым работал более года. Сюжет фильма сводится к тому, что на ныряльщицу набрасывается полупрозрачный морской гад, проникая щупальцами во все её естественные и неестественные отверстия, не давая всплыть на поверхность. Предсмертная агония девушки, собственно, и занимает большую часть экранного времени фильма.
  • Intestines (evisceration, disembowelment, gutting) — изображения сцен, когда жертве вскрывают брюшную полость и вытаскивают кишки наружу.
  • Hanging — изображение повешенных в виде убийства или самоубийства, может изображаться как агония первых секунд человека в петле, так и труп, висящий в петле, при этом обычно особенно детально изображается кал и моча, вытекающая из мёртвого тела. Кстати художники, уделяя столь много внимания изображению данных подробностей смерти в петле, почти никогда не рисуют следов от петли на шее, а также специфических изменений окраски лица и трупных пятен, характерных для тел повешенных, вероятно, ради большей эстетики сцены.
  • Head fuck — секс с отрезанной головой, изображаться может как относительно традиционный минет, просто с отрезанной головой, либо соитие происходит с другой стороны и член вводится в перерезанную трахею или пищевод, как правило, с изображением потоков спермы, вытекающей из носа и рта отрезанной головы.
  • Necro(philia) — изображения половых актов с трупами различной степени разложения.
  • Necrophagia — поедание трупов.
  • Penis — всевозможные кастрации и членовредительства, обычно производимые девицами над парнями, изредка наоборот.
  • Pressing — девушек (обычно, но встречаются и мальчики) медленно раздавливают с помощью специальных механизмов, также вариант прессинга — раздавливание девочек-фей руками.
  • Ritual — ритуальные убийства, распятия на кресте, часто с активным использованием христианской и сатанинской символики и образов.
  • Skull fuck — когда с жертвой занимаются сексом, вводя половой член в глазницу, предварительно вырезав ей глаз.
  • Soft guro — более близкий к традиционной эротике подвид гуро, когда смерть лишь подразумевается сценой, но остается за кадром.
  • Suicide — изображение сцен самоубийств — как самого момента самоубийства, так и уже неподвижных мертвых тел.
  • Vore (swallowing) — сцены, изображающие печальную участь жертв, угодивших на обед различным монстрам. Может изображаться процесс непосредственного заглатывания жертвы или уже переваривания заживо внутри желудка монстра. Фурри, кстати, большие любители подобного.
  • Tentacle — вариация обычного хентая с щупальцами, когда щупальца проникают сквозь тело жертвы, разрывая его изнутри.
  • Torture — различные пытки и связывания, часто с использованием пирсинга, за который жертву подвешивают. Несколько иной вариант пытки, который часто также фигурирует в таких работах — это насильственное клизмирование с введением больших объёмов жидкости. Или просто введение несоразмерно больших предметов во влагалище и прямую кишку.
  • Violence — изображения грубого секса, изнасилований, избиений и истязаний жертв, без собственно убийства жертвы.
  • Worms — заражение жертвы насекомыми-паразитами, пожирающими жертву изнутри.
bКлассика аниме 70х-90х годов ХХ века. Сейчас такого уже не делают bГуро в ярости

Упомянутая выше классификация имеет право на существование, но используется в основном западными гурманами. В Японии термин «гуро» употребляется в своём более широком изначальном смысле как фотографии, видео и рисунки, вызывающие отвращение у большинства людей (шок-контент).

Вообще, изначально гуро — кусок популярного в 1920-е термина эро-гуро-нансэнсу (эротика-гротеск-нонсенс), которым обозначали всякую декадентскую похабщину, вроде бы непристойную, но манящую, местные формы сюрреализма, а также жёлтую прессу, набитую историями про секс, насилие и НЁХ. Со временем стали выделять просто эрогуро (совсем обычня эротика с убийством/расчлёнкой), или просто гуро для краткости.

В том же, что касается эрогуро, сайтом-каталогом эротической компьютерной графики erocg.net используется следующая классификация, где цифры в скобках показывают количество сайтов соответствующей тематики в каталоге.

残酷系 [дзанкокукэй] — группа жестокости (собственно то, что мы называем гуро): 人体改造 (26) [дзинтай кайдзо:] — пластические операции (в том числе выжигание груди и т. п.). 切断・解体 (26) [сэцудан-кайтай] — ампутация — разбирание на части. 臓物 (7) [дзо:моцу] — потроха, внутренности. 流血 (24) [рю:кэцу] — кровопролитие. 猟奇 (31) [рё:ки] — букв. «погоня за необычным» (всё остальное).
  • Сходной направленностью обладали самые жестокие из итальянских комиксов для взрослых (fumetti adulti), издававшиеся в семидесятых-восмидесятых годах. От анимешных поделок их отличал профессионализм художников, намёки на сюжет, западный стиль рисунка, полное отсутствие цензуры и приятные округлости у женских персонажей, никакого DFC и прочего лоликона! Введение в предмет для несведущих. Рекомендуется анимефобам.
  • Гуро — французского происхождения фамилия русских, и не очень, людей.
  • Гуро, Ирина, она же Соболь, Раиса Романовна — советская энкавэдешница-шпионка, затем зечка в Гулаге, затем детская писательница. Олдфаги помнят винрарный фильм по ее роману «О друзьях-товарищах», по мотивам реального гуро, происшедшего в Москве в 1919 году, на котором анархисты чуть не аннигилировали Ленина с Бухариным.
  • Гуро, Яков Петрович — персонаж расейского киносериала «Гоголь». Завоевал любовь в фан-среде (читай: среди девочек-яойщиц) благодарю своим весьма двусмысленным отношениям с главным героем, непосредственно молодым Николаем Васильевичем Гэ. Ну, и ещё его играет Меньшиков
  • Гуро (a.k.a. Kweni/Kouen/Koueni/Kweny) — народ Республики Côte d’Ivoire, Дикого Запада солнечной Африки. Яркий их представитель, ага.
  • Гуро в незапамятные времена ассоциировалась у знающей публики с одним глубокомысленным расовым лягушатником, и его методом тонирования 3D-картинок. Дядя со товарищи прославился тем, что писал диссертации, статьи и книжки, в которых встречались по тем временам реалистичные, а по современным понятиям смешные[1]материалы, невозбранно отрендеренные из инпут-данных поциентовой жены. Таперичи воспоминания о волшебных словах «Гуро» и Фонг, (именно в такой последовательности) — удел разве что пары-тройки олдфагов.
  • Гуро в природе — постельные клопы спариваются путём травматического осеменения. Это значит, что у самки в принципе нет полового отверстия и самцу приходится протыкать своим половым органом её брюшко, вводя туда сперму.
  • В санскрите гуро — это гуру в звательном падеже. То есть «гуро» есть обращение к гуру. Детально тут.
  1. ↑ Сравнили, блин, реалистичность семидесятых-восьмидесятых годов с нынешней.
Гуро непременно имеет отношение к половой ебле.
Гуро. Memento mori.

lurkmore.to

Мрачный гений Суэхиро Маруо » KATABASIA: Эзотерритория психоккультуры

Японская культура рисованных историй давным-давно освободилась от всех возможных комплексов: уже почти никто не удивляется бесконечному потоку манги «для взрослых», которая находит множество ценителей как в самой Японии, так и по всему земному шару.

Но, как известно, Эросу всегда сопутствует Танатос, и там, где сгущаются тени, стоит ожидать воцарения тьмы. И тьма действительно воцарилась — в наиболее мрачной ипостаси японского комикса, в «гуро» и «эрогуро» манге. Разнузданный садизм, доходящий до абсурда в лучших традициях маркиза де Сада, изощренный мазохизм, лишь изредка достигающий утонченности Захер-Мазоха, извращенные убийства и пытки, насилие над несовершеннолетними, полный букет «филий», «маний» и «фобий» неизменно находят читателя.

Но есть ли здесь место искусству? — спросите вы. Способна ли столь сомнительная культура, которая обращается к самым низменным инстинктам и порывам человеческого сердца, породить нечто сродни проклятым творцам вроде Эдгара По или графа Лотреамона? Спорный вопрос… Однако ответом  всё же будет решительное «Да» — благодаря  человеку, который, формально пребывая в пределах брутальной манги, но по сути будучи гораздо ближе к западному комикс-андеграунду и художественному наследию своей родины, сумел поднять «гуро» на качественно новый уровень, и если не облагородить его, то уж точно прибавить ему уважения в глазах ценителей качественных оригинальных комиксов. Речь идёт о Суэхиро Маруо.

Суэхиро родился 28 января 1956 года в городе Нагасаки.  После окончания средней школы в 1972, будучи пятнадцатилетним парнем, он отправился в Токио, где устроился работать переплетчиком. Спустя два года Маруо впервые опробовал свои силы в качестве мангаки, отправив две свои работы в одно из старейших и наиболее популярных  японских изданий Shonen Jump, которое специализируется на манге для юношей-подростков, однако руководство журнала отвергло их по причине чересчур откровенного содержания.

За этим последовал длительный период  простоя, во время которого молодой художник не заявлял о себе, однако в 1980 состоялся его дебют в манге Ribon no Kishi («Принцесса-рыцарь»). На тот момент Маруо было 24 года. Те времена оказались благоприятными для раскрытия его таланта, и  через два года вышел в свет его первый сольный сборник Barairo no Kaibutsu («Розовое Чудовище»). Эта работа стала первой в длинной череде успешных произведений Маруо, которые были напечатаны в последующие годы.

Необычный стиль исполнения (художник вдохновлялся жанром гравюры юкиё-йи, отдельные направления которого  сосредоточены на изображении эротических либо кошмарных сцен, зачастую абсурдных)  и интересные  истории Маруо пришлись по вкусу читателям японского манга-журнала Garo, который специализируется на авангардной и альтернативной манге, и Суехиро стал одним из его постоянных авторов (в свое время с журналом сотрудничали такие гранды, как Сусуму Катсумата, известный своими реалистическими работами,  Хинако Сугиура, которая изучала эпоху Эдо, в том числе и в своей манге, изобразительный стиль которой также основан на «юкиё-йи», и автор мрачного научно-фантастического мультсериала Phantasmagoria Шигеру Тамура.  Некоторые работы, представленные в Garo, были переведены на английский язык и  получили высокие оценки от западных критиков).

В сентябре 1984 года в Garo была напечатана одна из знаковых и, пожалуй, самая известная за пределами Японии манга Маруо — «Shōjo Tsubaki» (английское название — «Mr. Arashi’s Amazing Freak Show», то есть «Шоу уродов господина Араси»), повествующая о трагической судьбе сиротки Мидори, которую нужда и бесприютность вынуждают присоединиться к странствующему цирку уродов, где она подвергается всяческим унижениям со стороны циркачей и ведет беспросветную, мрачную жизнь.

Однако образ Мидори Цубаки не является плодом воображения Маруо — это популярный, даже архетипический персонаж  камишибай, так что произведение является лишь авторской интерпретацией классической истории.

Камишибай — это искусство повествования, в котором объединены вручную нарисованные иллюстрации и  живой нарратив рассказчика. После пика своей популярности, который пришелся на 30-40 годы двадцатого века, камищибай благополучно канул в Лету, когда страну наводнили дешевые телевизоры.

Оригинальная история  Мидори, безусловно, печальна и трагична, но не окрашена в такие жуткие, психоделические тона кошмара, какие привнес в нее щедрой рукой Суэхиро Маруо. Перед нами история любви — странной любви с налетом педофилии, которая возникает между Мидори и странным карликом-гипнотизером, который присоединяется к труппе фриков.

В «Shōjo Tsubaki» во всей своей неприглядной красе предстает мир жестокости и уродства — и не только лишь уродства физического. И в чем же может обрести спасение маленькая девочка, ввергнутая в пучину подобной безысходности? В привязанности, пускай и в извращенной. Однако даже любовь не устоит перед злобным натиском мира людей, который сам порой предстает в образе огромного цирка уродов.

Многочисленные сцены жестокости позволяют отнести эту мангу к пресловутому жанру гуро, однако утонченный психологизм повествования и изящный рисунок, с помощью которого автор мастерски изображает дурные сны и ужасающие иллюзии, возвышают произведение над обычным гротеском.

Среди других типичных произведений Маруо следует также отметить напечатанный в 1997 году сборник рассказов «Tsukiteki Aijin» (в английской версии- «Lunatic Lovers», в русской — «Приют влюбленного психопата»). Содержание книги можно охарактеризовать как своеобразный калейдоскоп безумия — поток жутких психоделических образов атакует читателя с первых же страниц и только набирает обороты по ходу прочтения странных историй, в которых реальные ужасы соседствуют с мистическими мотивами, позаимствованными из японского фольклора.

К примеру, рассказ «Безухий Хоити» отсылает читателя к японской легенде о слепом монахе-музыканте, игра которого очень нравилась духам, так что они повадились уводить его по ночам на свои сборища. Друзья монаха попытались прекратить общение Хоити с миром мёртвых, в результате чего бедный монах лишился ушей.

В переложении Маруо монах-лютнист замещается юношей, который любит петь и играть на гитаре, мечтая о карьере рок-музыканта, правда, окружающим такие его потуги не слишком по вкусу. Однако у мертвецов вкус своеобразный, и вот уже огни Святого Эльма кружат вокруг Хоити, чтобы насладиться его песнями, а жаба, сидящая у него на ладони, шепчет  «28 января будущего года я буду снова рожден в семье Мацумото Масаро…»

За этим коротким произведением следует еще несколько небольших по объему историй — также основанный на японском фольклоре рассказ про духа, которые возвращается с того света к своим бывшим товарищам и коллегам, чтобы превратить их жизнь в безумие (с концовкой в духе клипов Афекса Твина). Это история парнишки-вуайериста, который решает сыграть со своей соседкой злую шутку, а в следующей миниатюре уже другой любитель подглядывать платит дорогую цену за своё увлечение.

И вот, после незаконченного рассказа в лучших традициях сумбурного японского хоррора, который изначально был заказан для садо-мазохистского журнала, вниманию читателя, который, казалось бы, прошел через все круги черно-белого ада, представляется душераздирающая новелла «Град непротивления», действие которой разворачивается в послевоенное время.

Побежденная Япония стонет под сапогом американских захватчиков, которые чувствуют себя полноправными хозяевами в павшей стране. Здесь реалистические элементы — голод, каннибализм, проституция, пораженчество и коллаборационизм — создают антураж для истории об отвратительном акте детоубийства, после чего сюжет растворяется в едком потоке безумия и скорби.

Но несомненной вершиной творчества Суэхиро Маруо является «Panorama-Toh Kidan» («Strange tail of Panorama island»; в русскоязычной версии -«Необыкновенная история острова Панорама»), однотомная манга, изданная в 2008 году — адаптация романа Эдогавы Рампо, японского критика и писателя, произведения которого определили развитие  современного японского детективного жанра (настоящее имя писателя — Таро Хираи, а псевдоним «Эдогава Рампо» был выбран им благодаря созвучию с именем Эдгара Аллана По», творчеством которого он очень увлекался в юности).

«Необыкновенная история» повествует о начинающем писателе, который, вдохновившись рассказом По «Поместье Арнгейм», благодаря удачному стечению обстоятельств пускается в рискованную авантюру, выдавая себя за другого человека. Успех этой аферы приносит герою богатство, о котором раньше он не смел и мечтать, однако деньги для него- лишь средство воплощения грандиозной мечты. Герой пытается создать свой собственный маленький мир, свою Утопию, которая была бы исполнена красоты и свободы. В итоге впечатляющий проект терпит фиаско благодаря детективному таланту Когоро Акети — одному из основных героев произведений Эдогавы Рампо, который, по сути, является японским аналогом Шерлока Холмса.

«Необыкновенная история» — это прекрасное произведение, в котором фирменные сюрреалистические ужасы Маруо уступают место подлинному искусству без налёта безумия, крови и порнографии.  Это история о переменах, которым подвержен человек, и о том, каким образом он сам способен изменить мир вокруг себя, или даже попытаться создать свой собственный.

Захватывающий сюжет, сдержанный рисунок и красивые ландшафты, которые вызывают восхищение даже без оглядки на черно-белый формат, формируют книгу, которая вполне может занять достойное место в коллекции ценителя рисованных историй, далекого от гуро или даже от японской культуры комиксов в целом. Это уже не гравюра-страшилка, растянутая в последовательности кадров — это полноценное литературное творение, воплощенное с помощью живых и ярких образов.

Рассмотренные выше книги Маруо были, как ни удивительно, изданы на русском языке. Издатели до сих пор спорят о том, стоит ли печатать остальные произведения автора — уж не навредит ли это имиджу манги на постсоветском пространстве? Что ж, справедливый вопрос, ведь среди произведений художника немало и таких, в которых гротескное насилие действительно выходит за всякие рамки и, на первый взгляд, является основой.

Но всё же большинство работ Суэхиро Маруо, помимо «кошмарной» составляющей, включает в себя еще и важные размышления, социальную и психологическую подоплёку. К примеру,  манга «Смеющийся вампир», которая уже долгое время готовится, да всё никак не родится на русском языке, поднимает такие животрепещущие темы, как выживание людей, отверженных обществом, столкновение детей с безжалостным миром взрослых, болезни социума и сама природа человека, которая принимает уродливые, безобразные формы. Чудовище здесь — вовсе не мальчик-вампир, творящий жестокости ради своего выживания…

Попробуем подвести итог. Если творчество Суэхиро Маруо — это «гуро», то было бы совсем не плохо, если бы остальное гуро было точно таким же. К сожалению, в большинстве своих проявлений этот жанр не грешит ни особой любовью к искусству, ни приверженностью «старой школе», ни художественной ценностью иллюстраций, в то время как работы Маруо пронизаны всевозможными отсылками к шедеврам мировой литературы, к сюжетам известных полотен и к культурному наследию Японии, правда, предпочтение отдаётся тёмным сторонам этих вещей. Что ж, мрачный гений — это всё же гений, а не посредственность.

(c) Limbo Snufkin

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Views: 3 781

2015/06/23

Posted in:Публицистика

katab.asia

Трэш, угар и содомия в Красной Шапочке

Токийская Красная Шапочка / Tokyo Akazukin

Автор: Tamaoki Benkyo

Жанры: эротика, боди-хорор, мистический триллер, трэш

Год выпуска: 2004

 

Уважаемые читатели, мне стоит сразу предупредить вас: я с детства интересуюсь анатомией, физиологией, всевозможными паноптикумами, тератологией и прочей жестью; я работаю в медико-биологической области науки, все эти кровь, кишки, мозги и прочее гуро – для меня обыденность. Но ЭТА чёртова манга смогла вынести мозг даже мне. Я вас предупреждал.

Есть произведения, которые шокируют, переворачивают твой внутренний мир, но позволяют многое переосмыслить, обогатить твоё понимание действительности, научить мыслить нестандартно. Манга «Токийская Красная Шапочка» к ним не относится. Понятие «трэш» изначально относилось к так называемому «эксплуатационному кино», использующему всевозможные жанровые клише, дабы по-дешёвке склепать нечто, способное увлечь зрителя, пока он не опомнился. Сейчас это понятие становится более широким и не ограничивается только кинематографической областью искусства. К данной манге, этот термин применим в полной мере. Оригинальных идей и пищи для ума вы здесь не найдёте. Не найдёте вы здесь и оригинальной подачи. Абсолютно все «фишки» которыми наполнено сие произведение вы где-то уже видели. Кровь, кишки, сиськи, грязный секс, педофилия, МНОГО педофилии, прочие сексуальные девиации, МНОГО сексуальных девиаций! Единственное, чем данная манга может удивить, так это количеством этих «прекрасных вещей». Хотя тут автор так же не оригинален. Существует такая разновидность хентая, для особо отмороженных, как «гуро» или «эрогуро» (за подробностями сюда). Собственно из всего этого манга и состоит, но обо всём по порядку.

На данное произведение я наткнулся почти случайно. Как-то разговаривали мы с одним товарищем о жанре ужасов вообще и в манге и аниме в частности. Речь шла о том, где граница между элегантной историей со сложным, но интересным сюжетом с бескомпромиссным натуралистичным изображением мира, и совершенно грубой мясной лавкой, воняющей блудом и нечистой совестью автора по отношению к читателям. Тогда он порекомендовал мне «Токийскую Красную Шапочку». Как он заявил, более одной главы этого безумия он прочитать не смог. Естественно, любопытство учёного взяло верх, и я решил изучить данный предмет. В конце концов, мне было интересно, что именно могло так шокировать этого парня с устойчивой психикой, ведь он ещё в старших классах умудрился всего вышедшего тогда «Наруто» посмотреть (благо тогда его было всего-то серий 150) за 4 дня. Видимо для Наруто, нужны крепкие нервы иного рода. Что касается «Шапочки», для прочтения нужно всего лишь иметь крепкий желудок и отсутствие ханжеской морали. Но чтобы получить от данного произведения удовольствие, нужно быть долбанутым извращенцем, или хотя бы не иметь вкуса.

Главная героиня (собственно Шапочка) – мечта анимешника-педофила-фетишиста-постмодерниста. Ей 11-12 лет (по крайней мере, выглядит она где-то на этот возраст), она носит костюм Красной Шапочки, она проститутка, наёмный убийца, нимфоманка, мазохистка, она курит и бухает. Она цинична и жестока. А ещё она неуязвима, причём где-то на уровне Алукарда (кстати, отсылок  к бессмертному творению Коты Хирано в этой манге предостаточно). Многие читатели шутят, дескать, это его дочка. Короче, на самом деле, это не девочка, а неведомая адская хрень. Цель её жизни, её мечта – это быть растерзанной и съеденной «Серым Волком», что должно подарить ей неземное сексуальное наслаждение. «Ищу тебя о мой возлюбленный враг!» – как поётся в известной песне. Ещё в манге есть демоны, ведьмы-сектантки, бандиты-извращенцы, мутанты-извращенцы, церковь, ангелы-извращенцы. И весь этот зоопарк, естественно заинтересован героиней, все с какими-то своими целями. Причём, если она встретится-таки с Волком, видимо произойдёт глобальный апокалипсис, акт их «любви» откроет двери между мирами, Великие Древние ворвутся в наш мир, из-за стены придут белые ходоки, и далее по списку.

Многие авторы любили наделять своих главных героев какими-нибудь пороками. Особенно этим грешили поэты-романтики, авторы романов в жанре «нуар», нынче это особо популярно в «тёмном фэнтези». Но невозможно создать реалистичного персонажа, которого читатель должен воспринимать протагонистом, если у него все мыслимые пороки, причём доминируют абсолютно аморальные и социально-порицаемые. Даже подобный антагонист выглядел бы карикатурно. А в «Токийской Красной Шапочке» таковыми являются абсолютно все персонажи. Проблема манги в том, что автор совершенно не знает (или скорее не желает соблюдать) пропорции, в которой следует смешивать гротескную жестокость и элементы чёрной комедии. На выходе получается нечто уродливое, нелепое и совершенно не смешное. Например, когда главную героиню пытался развратить демон-инкуб-педофил. Наивный юноша. В итоге она развратила его, а в последствии, затрахала до изнеможения, так что он превратился в кота(!) и стал её рабом, домашним животным, сексуальной игрушкой и так далее (что за бред!). Этот момент можно сравнить с эпизодом из «Хеллсинга», где Люк Валентайн сталкивается в бою с Алукардом. В «Хеллсинге» это была прекрасная в своей кровавой эстетике сильная сцена. Столкновение молодой самоуверенной заурядности и истинного воплощения тьмы. Осознание своей ничтожности и бесславный финал. В «Токийской Красной Шапочке – это неуклюжий фарс на уровне «Очень страшного кино 2». «Хеллсинг», так же не отличался невероятной глубиной сюжета и страдал от излишнего пафоса, но все его детали были идеально подогнаны друг к другу, все ингридиенты смешаны в нужных пропорциях.

В сюжете вроде бы присутствует интрига, но это не спасает историю. Дело в том, что для того чтобы удержать читателя такое количество трэша, угара и содомии (а всё это, в прямом смысле, там есть) избыточно. Слишком брезгливых и чувствительных натур это оттолкнёт. Тех, у кого устойчивость к кровище и безумству, манга заставит скучать, потому, что шок-контент не справляется со своей функцией, не отвлекает от пустых стереотипных персонажей, нереалистичной психологии, туповатого сюжета. При этом манга пытается быть комедией. Только не смешно. Ощущение как от куска мяса, к которому при приготовлении добавили слишком много приправ. Это конечно можно есть, но удовольствия не получаешь. Возможно, я чересчур субъективен, возможно, я не уловил тонкого японского юмора, а моё западное «варварское» чувство прекрасного слишком консервативно, не в пример эстетике жителей страны восходящего хентая. В конце концов, манга является классическим представителем японского трэша (те, кто знаком с работами Нишимуры или Игучи, поймут о чём я говорю). Однако, чувство, что пропорции при приготовлении сего блюда были нарушены, не оставляет.

К немногим достоинствам манги можно отнести рисунок, его уровень действительно хорош. Динамичные сцены выглядят динамичными, разлетающиеся кишки и мозги похожи на настоящие. Уровень детализации изображений достаточно высок. В целом могло получиться действительно неплохое произведение, если бы автор знал чувство меры.

Итог: Не читать ни в коем случае, хотя некоторые «знающие толк месье», быть может, и получат удовольствие. Остальным рекомендую держаться подальше от этого «шедевра трэша» в худшем смысле этого слова.

Читайте также:

darkermagazine.ru